Столичная элита выбирает резервации



Раньше, в счастливые социалистические времена равенства и братства, на субботники выходили домами, дружно убирая общедомовые территории. Разница между бухгалтером и водителем трамвая, конечно, была и тогда, но лишь интеллектуальная, уровень доходов разнился незначительно. Да и за квартиру мы платили, по сути, копейки. Сегодня денежное расслоение москвичей достигло десятков, а то и сотен раз. И человек, который на 100% оплачивает жилищно-коммунальные услуги, в общем, справедливо полагает, что он достаточно платит за труд дворников и уборщиц, чтобы свой выходной провести, не подрабатывая за них. И встречает непонимание и раздражение соседей, скажем так, менее имущих, которым квартплату частично оплачивает город. А посему, избегая завистливых, а то и откровенно недобрых взглядов, стремится поселиться в однородной себе среде. И провалившиеся субботники -лишь одно из проявлений этого процесса: расслоения и идущего за ним расселения общества. Люди, добившиеся комфорта, желают отгородиться от прочих сограждан заборами и охранниками. В самом деле, им надоело уговаривать бедного соседа скинуться на домофон в подъезде, надоело призывать люмпенов не мочиться в лифтах и убирать на субботниках окурки, выброшенные ими с балконов. Проще сменить жилье. В последнее время под давлением инвесторов это осознали и власти, перестав подселять в коммерческие дома муниципалов. Если раньше 30-40% построенного жилья инвесторы отдавали под заселение городу, то теперь они предлагают отдавать свою долю деньгами, на которые город может строить муниципальные дома сам. На это их сподвигли покупатели, которые, выбирая квартиру, сегодня все чаще задают вопрос - кто в соседях будет: муниципалы или люди, сами купившие жилье? Этот выбор все активнее распространяется не только на дом, но и на район проживания. И Москва медленно, но верно делится на "богатые" и "бедные" районы. Свои "пятые авеню" и свои "гарлемы". Правда, как считают ученые-урбанологи, этот процесс, если его вовремя не осознать, может далеко завести. Завтра "бедные", вытесненные в убогие гетто, увидят в "богатых" не индивидов, а безликую враждебную силу. Все знают: во многих районах трущоб чужаку и сегодня появляться просто опасно. Возможно, богатые там появляться и не собираются, только вот запретить бедным выходить из этих кварталов вряд ли удастся. Погром на Манежной после футбольного матча, когда люмпенизированная молодежь с упоением громила богатые бутики и дорогие машины, показал, как на самом деле уязвимы люди, казалось бы, защищенные деньгами (охранниками, воротами, консьержками). Как быть? Как пройти процесс сегрегации города менее болезненно? Как не допустить появления в столице откровенных трущоб? На все эти вопросы мы ждем и ваших ответов, затеяв сегодня этот разговор. Александр ПУЗАНОВ, гендиректор фонда "Институт экономики города": "Разделение - смерть для города" Капиталистическая Москва твердо встала на путь разделения на "пятые авеню" и "гарлемы". Но остатки Москвы социалистической мешают процессу, замедляя его в десятки раз. Город по-прежнему представляет собой "винегрет" из самых разных социальных слоев, а в любой случайно выбранной многоэтажке можно найти свою "элиту" и свои "отбросы общества". За подобное равенство столица платит неэффективностью хозяйства. Но зато головная боль западных мегаполисов - проблема "разделенного города" - нам пока не грозит. Об этом Александр ПУЗАНОВ, генеральный директор фонда "Институт экономики города", рассказывает корреспонденту "Известий" Анне ФИЛИМОНОВОЙ. - Механизм появления в городе богатых районов и трущоб описан в каждом западном учебнике. Как это происходит? - На Западе огромный рынок ипотечных кредитов: люди сразу покупают себе жилье, создавая громадный платежеспособный спрос. Жилье для элиты и среднего класса строится в районах, лучших и по экологическим признакам, и по престижности, и по составу соседей. Люди с более низким доходом стекаются в другие районы. У них нет возможности заплатить за содержание жилья, качество его ухудшается, стоимость снижается, люди еще больше беднеют. Из района уходят предприятия, торговые точки, ориентированные на более высокий спрос и предложение. Жилье еще быстрее дешевеет, и район проваливается в "гетто". Замкнутый круг. - В Москве тоже всегда были престижные и непрестижные районы. - Да, при социализме это было менее выражено, но всеми чувствовалось. Возьмем, к примеру, университет, Академию Жуковского, Звездный городок. Они и формировали микрообщности: в центре, Новых Черемушках, Кунцеве, на Ленинском проспекте строились дома лучшего качества, рядом селились социально и профессионально более высокие группы в советской иерархии - творческая интеллигенция, номенклатурные работники, надеясь потом переехать в эти особняки. Так формировался престижный район. Ядра были четко сконцентрированы, и рынок жилья, существовавший в форме обмена, хорошо эту картину показывал. Запад, юго-запад - чиновничество, творческая интеллигенция, советские "белые воротнички". Северо-запад - много военных, поселок художников. Северо-восток - техническая интеллигенция, космонавтика, военно-промышленный комплекс. Между ними оставались юго-восток - промзона с общежитиями, а также юг и север, куда вымывались нижние слои населения, лимитчики и так далее. - Тогда расслоение шло скорее по профессиональному признаку - не по доходам... - Формальные доходы при социализме не имели определяющего значения. Важнее была бесплатная часть общественных благ, которая распределялась, - например, хорошая поликлиника или английская спецшкола. - Тем не менее в городе к началу реформ была готова схема расслоения на богатые и бедные районы. - Действительно, Москва могла бы достаточно резко, взрывообразно расколоться в условиях рыночной экономики. И достойно удивления, что этого не произошло. В последние два-три года ситуация с расслоением несколько усугубилась, но она по-прежнему не идет ни в какое сравнение с разделенностью на районы любого западного города. - Почему? - Главная причина - низкая мобильность населения. Очень трудно поменять место работы, место жительства. Рынок жилья гораздо пассивнее - в год в Москве всего около 2% населения переезжает. За последние годы 5% наиболее состоятельных москвичей выехали за город или построили себе новые элитные дома все в тех же престижных районах (достаточно проследить по адресам новые стройки, которые рекламируются). Но все остальные более-менее остались на местах. Другой фактор, который тормозил процесс расслоения в Москве: не происходила и не происходит реформа ЖКХ. Система централизована, содержание жилья и в престижных, и в непрестижных районах города примерно одинаково. Этот насос поддерживает систему неэффективного предоставления жилищных услуг - "всем одинаково плохо, все одинаково жалуются", но с другой стороны - поддерживает равномерное перераспределение бюджетных благ по территории города. Он не дает включиться рыночному механизму, когда человек, живущий в богатом районе, платит больше. В целом эти причины отрицательные, но для решения этой проблемы они сработали со знаком "плюс". - Вы считаете, что расслоение в городе - это плохо? - Это не я считаю. Проблему "разделенных городов" мир осознал давно. Еще в 60-70-е годы она стояла достаточно остро. В результате расслоения разрушается единое городское пространство, а ведь город существует только потому, что там происходит активное общение людей, высекающее искры технологий, нововведений, которые потом распространяются дальше. Огороженные сообщества приведут к тому, что это будет большая деревня, состоящая из блоков разного достатка. Это смерть для города - он такой никому не нужен. Должна сохраняться единая среда. - Получается, Москве повезло? - Это как сказать. За полное перемешивание социальных слоев мы платим высокую цену. Прежде всего - неэффективностью городской экономики, работы московских предприятий, финансовой системы. Все говорят о московском экономическом чуде, но в условиях, когда в Москве оказалось 40% всех финансовых ресурсов страны, это ничтожно мало. То, что делается и строится, не идет ни в какое сравнение с бумом в Шанхае, где каждую неделю сдается небоскреб. В Москве намного лучше, чем в России, но за счет архаичной системы, поддерживающей равномерный уровень жизни, этого не происходит. Можно сказать, что история дала Москве шанс получше подготовиться к образованию богатых и бедных районов в городе. Пока он еще есть. - Как его использовать? - Гражданам надо просто осознать, что это неизбежно. Властям важно не допустить момента, когда расслоение перерастает в "забор". Многие элитные дома любят огородить себя забором, и это очень плохо. Городская власть должна проводить выравнивание, чтобы держать дифференциацию в определенных границах, чтобы она была не очень резкой, посредством субсидий, коммунальной инфраструктуры, повышения обеспеченности жильем. Использовать для этого свои ресурсы - бюджет и землю. Бедные районы можно в микромасштабе использовать как резервуары дешевой рабочей силы - как фабрики из Европы выносят в Юго-Восточную Азию. Почему западные города до сих пор не раскололись окончательно? Потому что за обедневшими людьми мигрируют работодатели: "ага, вот здесь бедные-обездоленные, давайте мы им дадим валенки шить". Люди начинают шить валенки, у них получается, они становятся не такими бедными... Чем мы раньше начнем это делать, тем на более ранней стадии мы остановим процесс дифференциации районов, который, слава богу, пока еще идет достаточно медленно. - С места никто не двигался, но в любом доме образовались очень пестрые по социальному положению компании... - Основное отличие Москвы от западных городов - тип застройки, когда большую часть составляют многоэтажные дома. Когда случилась стремительная приватизация жилья, произошло полное перемешивание граждан по доходам. Техническая интеллигенция опустилась вниз, студенты стали зарабатывать больше профессоров... Многоквартирные дома оказались заполненными очень разными по социальным слоям и типам поведения людьми. Ситуация законсервировалась, и дрейф из нее достаточно медленный. География престижа: расслоение столицы поклассовому признаку началось еще в СССР В прежней, советской географии (и экономике тоже) места для такой категории, как престиж, строго говоря, не было. Хотя расслоение города на "богатые" и "бедные" районы началось вовсе не сейчас. Сегодня процесс, что называется, просто пошел быстрее. Вот как выглядит Москва с точки зрения престижности по данным опросов, которые проводились с 1978 года и по наше время. Центр."Дворянство" навсегда Самой престижной частью Москвы стала западная часть исторического центра, территория между Тверской и Москвой- рекой, которая и до революции считалась в Москве наиболее аристократичной. Уже в начале ХIХ века это была самая "дворянская" часть города. Большую и Малую Никитскую улицы тоже еще в ХIХ веке называли "московскими Сен-Жерменами". Так, на Большой Никитской в разное время жили Колычевы, Голицыны, Нарышкины, Шереметевы, Меншиковы, Разумовские, Орловы и т.д. Позже, на рубеже ХIХ-ХХ веков, здесь густо селилась университетская профессура, преподававшая в нынешних старых корпусах МГУ. А за Бульварным кольцом, в районе Малой Бронной улицы, находился самый студенческий район Москвы, так называемая "Козиха". Говоря об особенностях социокультурной топографии новых, освоенных полностью уже в советское время частей западного сектора территории Москвы, следует прежде всего указать на наличие трех основных направлений - или "осей" - престижного расселения в московском "Вест-энде", престижность которых в сравнительно недавнее время убывала строго "по часовой стрелке". Юго-запад. Интеллигенция не торгуется На первом месте был, безусловно, "учебно-научный" юго-запад. Главной транспортной осью этого направления является Ленинский проспект. Юго-запад считается "оплотом интеллектуальной элиты" или тех, кто стремится быть к ней причисленным. Не зря именно здесь сосредоточено множество импозантных и престижных объектов университетско-академического комплекса. Зримым символом этой части Москвы первоначально явился ансамбль МГУ на Воробьевых (Ленинских) горах. (Будем надеяться, что "дворец "Газпрома" в Новых Черемушках новым символом этой части Москвы все-таки не станет!) Но зато уже стало одним из символов юго-запада "Царское село" в Новых Черемушках - комплекс возникших в начале 1980-х годов суперэлитных зданий, облицованных розовым кирпичом. В одних подъездах этого комплекса (с квартирами получше) расселяли сотрудников аппарата ЦК КПСС, Совмина, генералитет (как армейский, так и академический) и т.д., в других (с квартирами похуже) - менее высокопоставленных сотрудников академических институтов. Упоминая в разговоре обитателей этих зданий (среди которых сегодня появилось много иностранцев и "нуворишей"), жители соседних "пятиэтажек" без особой симпатии употребляют слово "они". И не случайно Черемушкинский рынок считается вторым по дороговизне в Москве после Центрального. Жители этой части Москвы утверждают, что одной из причин этого было давнее наблюдение рыночных торговцев: "Интеллигенция не торгуется". Запад. "Филейная часть Москвы" В отличие от юго-западного направления западное направление престижного расселения (Кутузовский проспект - Фили - Кунцево -Крылатское), получившее в московском городском фольклоре прозвище "филейная часть Москвы", всегда было оплотом прежде всего "правящей элиты". В 1970-х - начале 1980-х годов в одном из домов на Кутузовском проспекте, например, жили два Генеральных секретаря ЦК КПСС, последовательно занимавших этот пост: Л.И. Брежнев и Ю.В. Андропов. Вообще это направление давно приобрело репутацию номенклатурного ("цековско-кагэбэшного"). В ходе своего пространственного развития оно закрепило свою репутацию сначала в 1970-х годах, с появлением в районе станции метро "Кунцевская" комплекса кирпичных домов-башен, облицованных розовым кирпичом, который был построен главным образом для сотрудников аппарата ЦК КПСС и также получил в московском городском фольклоре название "Царское село". Дальнейшее закрепление уже посткоммунистической номенклатурной репутации западного направления произошло совсем недавно, в 1990-е годы, когда на окраине Крылатского (одного из самых благополучных в экологическом отношении жилых районов Москвы) было возведено новое "Царское село", где поселились и президент России Б.Н. Ельцин, и премьер-министр России В.С. Черномырдин, и целый ряд государственных чиновников самого высокого ранга. Кстати, еще в начале 1990-х в Крылатском были самые высокие цены на квартиры по сравнению со всеми другими жилыми районами Москвы. Следует отметить, что последние годы в связи со снижением социального статуса представителей фундаментальной, академической науки западное направление становится, пожалуй, даже более престижным, чем юго-западное. Северо-Запад. О чем стучит счетчик Гейгера И наконец, северо-западное направление престижного расселения (уже наименее престижное из трех), транспортной осью которого являются Ленинградский проспект и Ленинградское шоссе, приобрело в Москве репутацию оплота представителей в первую очередь военно-промышленного (и, более узко, ядерно-космического) комплекса и связанной с ним "закрытой" науки. Зримым символом ее является в первую очередь Курчатовский институт. Характерна уже сама топонимика бывшего Хорошевского (Ворошиловского) административного района, в котором фамилии военачальников чередуются с фамилиями ученых, создавших "ракетно-ядерный щит державы". Все это содержит в себе нечто неуютное для мирного обывателя. (Кстати, монументы, поставленные в этой части Москвы, также не совсем пригодны для того, чтобы назначать возле них любовные свидания). К этому стоит добавить возникавшие в Москве время от времени тревожные слухи, связанные с деятельностью расположенных на территории Курчатовского института атомных реакторов. Достаточно сказать, что жители этой части Москвы вот уже более 30 лет рассказывают всем историю (или легенду?) о японцах, у которых при подъезде к станции метро "Сокол" начали щелкать счетчики Гейгера. Впрочем, не все северо-западное направление имеет военный колорит. Так, в одной из самых престижных частей этой территории, в районе станции метро "Аэропорт", находится комплекс писательских домов, получивший в московском городском фольклоре название "Дворянское гнездо". Север. Привет от Марьиной Рощи Дальше по часовой стрелке от "высокостатусной" оси Ленинградский проспект -Ленинградское шоссе резко, почти без перехода начинается одна из самых непрестижных частей территории Москвы - север. Это наиболее обездоленная - с точки зрения обеспеченности элементами городской инфраструктуры - часть города. До середины 70-х годов, когда метро пришло уже во все другие сектора новой Москвы, во всем северном секторе работали только две станции, у самой его западной границы. Да и сейчас, после открытия двух новых радиусов, плотность линий метро здесь почти в два раза меньше, чем на юго-западе. К этому можно еще добавить, что в эту часть Москвы было переселено много представителей социальных низов - в частности, после реконструкции печально известной своей криминогенностью Марьиной Рощи. Криминогенная "слава" северной части Москвы, обнаруживаемая в ходе социологических опросов, совпадает с рассказами знающих людей о том, что еще в 1970-х годах бывший Тимирязевский административный район, расположенный в этой части города, занимал чуть ли не первое место в Москве по хулиганству. Северо-восток. Баян и частушки В чем-то сходную социальную репутацию имеет и зажатый между Лосиным островом и Измайловским парком северо-восток Москвы (Измайлово и Гольяново). При всех своих экологических плюсах в социокультурном отношении эта часть Москвы также считается достаточно "простонародной". В известном смысле символами преобладающего здесь "слободского" типа культуры являются две танцплощадки в Измайловском парке с неизменными баянами, частушками и песнями "зыкинского" репертуара, уже достаточно экзотичными для сегодняшней Москвы. Восток и юго-восток. Московский "Ист-энд" Далее "по часовой стрелке", к югу от Измайловского парка начинается еще одна весьма неблагополучная и в экологическом, и в социокультурном отношении часть территории Москвы - промышленные восток и юго-восток. Для этой части Москвы характерны, во-первых, неуклонное ухудшение экологической ситуации по мере продвижения на юг, от Измайловского парка к Капотне (с "неугасимым" факелом ее нефтеперерабатывающего завода) и Люблинским полям фильтрации, и, во-вторых, хроническое социокультурное отставание этой части Москвы (которую вполне можно назвать московским "Ист-эндом") от ее западной и центральной частей, устойчивый "слободской" образ жизни здешнего населения, связанного множеством нитей с сельской округой и характеризующегося низкой мобильностью и высокой криминогенностью. Юг. Встретимся в Битце Не сильно отличается от востока и юго-востока Москвы по социокультурным характеристикам населения и ее юг (Бирюлево и Бутово). Эта часть города также считается весьма криминогенной (в первую очередь это относится к Бирюлеву). Довольно четкая граница отделяет на юге московские "Вест-энд" и "Ист-энд". Она проходит по Битцевскому лесопарку, который представляет собой своего рода "пограничный лес", отделяя высокостатусное Ясенево от низкостатусного Чертанова (бывший образцово-показательный жилой район (ОПЖР) Северное Чертаново представляет исключение по отношению к остальному "большому" Чертанову). В этой связи, думается, представляют особый интерес полученные автором в ходе социологических опросов оценки респондентами самого Битцевского лесопарка. Они сильно отличаются у представителей разных социокультурных групп: у более "элитных" респондентов они в основном отрицательные (для них за Битцевским лесопарком - мир низкостатусной публики), а у более "простонародной" части респондентов они в основном положительные (для них Битцевский лесопарк - ворота в мир высокостатусной публики, или, говоря языком городского фольклора, "белых людей"). Конечно, дифференциация городских территорий по среднему уровню доходов проживающего на них населения является неотъемлемым атрибутом любого "нормального" города. Однако степень осознанности этого явления общественным мнением в России - в частности, в Москве - пока еще недостаточна и требует более глубокого изучения. Говоря проще, серьезно этими процессами сегодня никто не занимается. Юрий ВЕШНИНСКИЙ, социогеограф-урбанолог, Институт культурного и природного наследия Михаил ВЫШЕГОРОДЦЕВ, зампред Мосгордумы: "Расслоение не надо ограничивать" С 2004 года инвесторы будут строить жилье по новым правилам. Сейчас на участках идущих под снос пятиэтажек инвесторы строят дома и делят жилье пропорционально с городом. Новостройки заселяют на 30 или 40% жителями снесенных пятиэтажек, поэтому полностью "буржуазными" новые кварталы не становятся. С 2004 года инвесторы станут покупать площадки целиком, компенсируя городу их стоимость и затраты на подготовку. Город, получая в бюджет реальные деньги, будет полностью пускать их на муниципальное строительство. Хотя инвесторы строят не только элитное жилье, новая процедура усилит разделение города на социальные и коммерческие районы. Давайте представим, что инвестор - это я. Разумеется, я хочу купить ту площадку, которая принесет мне больше доходов. Это, конечно, центральная часть города и исторически сложившиеся престижные районы Запада и Юго-Запада Москвы. При этом город может искусственно ограничить такое разделение на богатые и бедные районы, манипулируя продажей участков. Город может просто не продавать площадки под строительство жилья на каких-то участках, хотя я с трудом себе представляю, что это будет сделано - земля в Москве слишком дорогая, чтобы ей не пользоваться. Да и заслон имущественному расслоению районов ставить не нужно. У нас исторически, еще с советских времен сложились понятие престижности определенных районов. Это не заслуга сегодняшней власти. К тому же введение рыночной оценки жилья БТИ, которое произойдет в ближайшие годы (оно и сейчас постепенно вводится), приведет к тому, что собственники квартир будут по одинаковым ставкам платить разные суммы налога на квартиры в разных частях города. Главное, чтобы от этого люди меньше страдали. Уже сейчас ко мне приходят избиратели и спрашивают: "Что вы делаете с коренными москвичами?" - их сначала из коммуналок в центре переселили в пятиэтажки в Черемушках, а теперь из Черемушек выселяют в Бутово. Так, конечно, поступать нельзя - это очень опасная тенденция. На одном из заседаний правительства уже звучало, что к 2020 году в Москве может не остаться ни одной свободной площадки для застройки - тогда, очевидно, программа по сносу пятиэтажек плавно перейдет в программу по сносу девятиэтажек. И это процесс нескончаемый.




на главную
Хостинг от uCoz